Корреспондент ИА ChitaMedia разбирался в вопросах природоохраны на общественных началах

Люди, которые приезжают в Забайкалье, будь то из других регионов России или других стран, неизменно восхищаются нашей природой. И нашими расстояниями. Для многих местные просторы — это просто что-то немыслимое, а объяснить на словах порой и вовсе невозможно, что, скажем, через 600 километров тебя ждёт не другой регион, а всё тоже Забайкалье. Однако такой размах имеет и обратную сторону с точки природоохраны — с такими расстояниями защищать окружающую среду очень сложно. Под каждым деревом инспектора не поставишь, а браконьерам или чёрным лесорубам километры не преграда. Именно поэтому региону необходимы люди, готовые наравне с государственными инспекторами встать на защиту родной природы.

Государственный инспектор с кошкой Мявой. Фото: ChitaMedia

Не впереди планеты всей, но главное начать

Институт общественных инспекторов появился в Забайкалье не вчера — практически у каждого государственного мужа на страже природы есть свои помощники из местных жителей, которые на добровольных началах помогают им в этом нелёгком деле.  Эти люди оказывают содействие в проведении учётов животных, обустраивают солонцы, сеют и убирают овёс. Кроме того, они принимают участие в рейдах, ведь согласитесь, что к вооружённым нарушителям безопаснее подходить, как минимум вдвоем, нежели в одиночку. Но это лишь малая часть того, чем общественники помогают государственным инспекторам.

Кордон. Фото: ChitaMedia


Однако со временем встал вопрос о правовом статусе этих людей и о том, какие у них есть реальные полномочия в борьбе с нарушителями. Тогда на государственном уровне было решено ввести такое понятие, как общественный инспектор — с соответствующим обучением, документами, правами и обязанностями. Сложно поспорить с тем, что статус волонтёра и статус общественного инспектора при одном и том же функционале воспринимаются по-разному.

Но для получения должности мало просто желания. Для того чтобы стать инспектором на добровольных началах необходимо подать соответствующее заявление с пакетом документов в региональное Минприроды. После этого с соискателем проведут собеседование, давая либо «зелёный свет», либо от ворота поворот. Впрочем, на этом процесс не заканчивается — далее следует изучение законодательства и сдача экзамена. По билетам, как в институте. Только успешно сдавшие его получают заветные корочки. Правда, сроком всего на год — на продление нужно снова подавать документы. В прошлом году в Забайкалье статус общественного инспектора получили пять человек. В этом году на начало марта заявки подали четыре человека, и один захотел продлить свой прошлогодний статус.

Юрий Гафаров общается с журналистами. Фото: ChitaMedia

 «Везде своя специфика. В Забайкалье в развитии института общественных инспекторов заинтересована дирекция ООПТ (особо охраняемых природных территорий — прим. ред.), потому что у них достаточно большое количество заказников по всей территории края. К сожалению, численный состав инспекторов не велик. Поэтому нужны добровольные помощники, которые смогут оказать людям помощь в их работе. Если мы говорим об амурском экорегионе, то где-то общественные инспектора больше нужны чтобы выявлять загрязнения, связанные с добычей россыпного золота, где-то — нарушения в лесном законодательстве, где-то, как у вас, охрана ООПТ в общем. Везде по-разному. Но, тем не менее, институт общественных инспекторов может стать хорошим подспорьем государственным природоохранным структурам в их ежедневной постоянной работе», — рассказал координатор пресноводной программы Амурского филиала WWF Юрий Гафаров.

В этом году при участии Всемирного фонда дикой природы был проведён семинар с инспекторами, где им рассказывали тонкости работы, а также где общественники могли познакомиться с государственными природоохранителями. К сожалению, в настоящий момент в Забайкалье институт общественных инспекторов пока развит не очень хорошо. Но по опыту других регионов Дальнего Востока можно говорить об эффективности этого начинания. К слову, в других субъектах большую заинтересованность в общественниках показывают именно госструктуры, такие как Минприроды, Минлесхоз, Росприроднадзор. В Забайкалье эта работа только начинает выстраиваться. Самый эффективный вариант системы, по словам Юрия Гафарова, это появление своего «наблюдателя» в каждом населённом пункте.

Когда дом — бескрайние просторы

Некоторым людям, живущим в относительно больших населённых пунктах, идея с общественными инспекторами может показаться странной — люди добровольно тратят своё время на работу, за которую им не заплатят. Тут можно провести аналогию с лестничной клеткой, на которой постоянно собираются сомнительные компании. Они мусорят, шумят, дебоширят, портят общее имущество и всё, что вы можете сделать — высказать замечание или пожаловаться участковому. Но вернее непрошенные гости уйдут, зная, что рядом живёт не просто «друг участкового», но и сам «без пяти минут человек при погонах». Для многих людей природа за калиткой, и вот этот лес, и вот та река — это их дом. Не абстрактное понятие, а вполне конкретное. Поэтому навести и сохранить в нём порядок — желание, более чем естественное.

«Подал заявку на общественного инспектора в Минприроды. Почему? Потому что там, где я проживаю — Могойтуйский район, село Кусочи — есть памятник природы — пещеры Хээтэй. Я по профессии учитель географии. Занимаюсь туризмом с детьми, там мы проводим экскурсии. Поэтому я заинтересован в том, чтобы на памятнике природы был порядок», — поделился прошедший семинар для общественных инспекторов Эрдэни Лодонов.

Эрдэни Лодонов. Фото: ChitaMedia

По его словам, сейчас в пещеры может приехать любой желающий и не все хотят убирать за собой мусор. Эрдэни Лодонов считает, что статус общественного инспектора поможет в урегулировании этого вопроса. С тем, что должность инспектора будет способствовать решению экологических проблем, согласен и председатель Общины коренных малочисленных народов Севера-эвенков «Гуля» Руслан Чеканов. По его словам, в Тунгиро-Олёкминском районе, где он приживает, большая проблема с загрязнением вод золотодобытчиками. В частности, по информации Руслана Чеканова, река Черемная иногда бежит чёрная от сбросов вод компаний, которые расположены выше по течению. Причём, учитывая большие расстояния, районный центр этого не видит, зато о проблеме прекрасно знают местные жители.

«Каждый гражданин имеет право на охрану окружающей среды, но обращения рассматриваются долго, до 30 дней. А если общественный инспектор составил акт, то в Минприроды это будет рассматриваться в ускоренном порядке», — сказал Руслан Чеканов.

Руководитель дирекции ООПТ Александр Бузинов считает, что общественные инспекторы нужны не только в отдалённых районах, но и в относительно близких от города ООПТ. На тот же Ивано-Арахлейский природный парк за сезон приходится более 500 тысяч посещений. И на это же пространство приходится более 90% из числа нарушений на особо охраняемых природных территориях в Забайкалье. Поэтому помощь добровольных лесных инспекторов в парке была бы очень кстати. К тому же, как говорит Александр Бузинов, общественники — это ещё и кадровый резерв.  В будущем именно они смогут стать уже госслужащими, готовыми охранять родную природы и сохранять ей для будущих поколений.

ИА ChitaMedia


Координатором пресс-клуба «Последняя среда» в Забайкалье Анетой Абрамченко организован выезд журналистов ИА «ЧитаМедиа» и газеты «Забайкальский рабочий» на семинар общественных инспекторов по охране окружающей среды в Ивано-Арахлейском природном парке. С участниками семинара были подготовлены публикации в газете «Забайкальский рабочий» (корреспондент Алеся Малинина) и ИА «ЧитаМедиа» ( Анета Абрамченко).

Гость «Забайкальского рабочего» — педагог с 25-летним стажем из села Кусочи Могойтуйского района Забайкалья Эрдени Лодонов. Но педагогика не единственное его призвание. Уже много лет учитель старается сохранить и в то же время открыть для широкой публики удивительный природный памятник — пещеры Хээтей. Дело в том, что малая родина Эрдени село Кусочи, где он вырос, а теперь живёт и работает, расположено неподалёку от Хээтей, собственно, пещеры находятся на территории сельского поселения и переданы под протекцию местных властей в далёком 1983 году.

— Я родился тут, в селе Кусочи, — рассказывает экоактивист и по совместительству экскурсовод по местной достопримечательности, — вырос, окончил школу тоже здесь. Потом уехал учиться, в 1992 году окончил географический факультет Читинского пединститута и вернулся домой. С тех пор живу и работаю в Кусочах, как говорится, где родился, там и пригодился. И я считаю, мне повезло, что моё «дело жизни» оказалось так рядом.

из личного архива Эрдени Бадмаева

Влюбился Эрдени в пещеры еще будучи школьником. Это, вероятно, и повлияло на выбор профессии — по образованию он учитель географии. Ну а когда студенческие годы отшумели и молодой педагог вернулся в родное село с новыми знаниями, эта привязанность вновь дала о себе знать.

— Впервые я побывал в Хээтей в 1987 году. Поездку и спуск организовывал мой учитель Юрий Руденко. Сколько раз был там с тех пор, отвечать не возьмусь. Сейчас я работаю педагогом дополнительного образования и вожу туда экскурсии, так что теперь это ещё и работа. Но она только в радость, — поделился он.

Однако есть и то, что эту радость омрачает. По словам экскурсовода, в последнее время в окрестностях пещер всё больше и больше наблюдается присутствие следов человеческого разгильдяйства и равнодушия. Попросту говоря, бытового мусора, который после себя оставляют туристы. Причину Эрдени видит в том, что организаторы туров на Хээтей свои обязанности не выполняют.

— Я веду туристический кружок для детей, и мы часто ездим туда. И я вижу, что всё неорганизованно, много разных турфирм и менеджеров привозят людей. После них остаётся мусор. Мы проводим с ребятами субботники, с учителями выезжаем убирать мусор, это же наша природа. Но лучше было бы, если бы не мусорили вовсе, а для этого должен быть контроль и порядок в туристической группе, — волнуясь, объясняет экоактивист.

из личного архива Эрдени Бадмаева

Поскольку эра контроля и порядка в районе природного памятника пока не наступила, Эрдени решил действовать своими силами. Недавно он принял участие в семинаре для кандидатов в общественные инспекторы по охране окружающей среды. Вернулся воодушевленный. Считает, что надежда вразумить нерях есть.

— Я на семинар выезжал за знаниями и за документом. Хочу заняться просвещением, рассказывать землякам, что убирать за собой обязательно, что нужно соблюдать порядок и чистоту. Просто так мало слушают, а вот когда с удостоверением, тогда сразу вежливые, — весело планирует общение с туристами будущий общественный инспектор.

Впрочем, должность и заветные «корочки» он сможет получить только после сдачи серьёзного экзамена на знание природоохранного законодательства. Дата пока неизвестна, но вряд ли процесс затянется. Но общественная нагрузка, которой Эрдени ждет с нетерпением, по его же собственным словам, существующей проблемы глобально не решит. Бороться нужно с причиной, а не со следствием. А значит, нужно сделать так, чтобы процесс стал организованным и подконтрольным. И работа над этим, по его словам, вовсю идёт.

— В настоящее время изыскиваем возможности поддержки наших проектов в плане развития туризма на территории пещер. Так, уже в этом году намечается реализация проекта, посвящённого Хээтэй под эгидой «Процвета» — Союза женщин Забайкалья. Проект называется «Экодеревня Хээтей», и название говорит само за себя, — поделился Эрдени. Остаётся надеяться, что силы и терпение не оставят активиста, а удача будет сопутствовать ему в деле его жизни.

Беседовала Алеся Малинина.

«Забайкальский рабочий», 23.04.2022